Выберите метро:
Выберите район:

Девушка моей сестры — продолжение

Девушка моей сестры — продолжение

Ну, что ж, я же обещал продолжение… Да, это опять Марк. И не написать всего того, что случилось, я не могу. Если кому-то любопытно, что все-таки вышло далее, я расскажу.

Мы стояли под теплыми струями воды в душевой кабинке, в моей ванной. Я принес туда Катю, включил воду так, чтоб она лилась прямо с потолка кабины и поставил кое-чем обескураженную Катену туда. Она не сопротивлялась. Кажется, даже не замечала, что я рядом. Задумывалась о кое-чем очевидно не самом приятном. Я зашел в кабинку и закрыл дверцу. Она села на импровизированную скамеечку(просто не знаю как этот помостик обругать) и уткнулась в свои ладошки. Ее плечи вероломно затряслись, и я понял, что моя девченка рыдает.

— Господи! – воскрикнул я и поднял ее, взяв за локти, с этой лавки, под теплые струи воды. Придавил к для себя за талию. Боже, какая же она сексапильная! Красивое намокшее тело, так сладко дрожащее в моих напрягшихся руках, замечательная, но не очень большая грудь, покатые и на физическом уровне развитые ноги… сама она не очень высочайшего роста. Если я среднего, кое-где 170-175, то она маковкой достает мне всего только до носа, это кое-где 160-165. Я поднял ее лицо за подбородок и прикоснулся своими губками к ее пухленьким губкам. Но я не собирался отстраняться и раскрыл ее рот языком, так как сама она бездействовала. Катя сначала не отвечала на поцелуй, но я сначала одной рукою погрузился с ее талии до ноги и дотронулся до дырочки в попе. Позже, не задерживаясь около ануса, я подался вперед и, уткнувшись стоящим членом в ее живот, продвинулся рукою к влагалищу. Лаского погладил ее половые губы пальцами, и она в конце концов ответила. Неуверенно, неуверенно, хотя только вот минут 5 вспять мы разрывали тишину этого дома сдвоенными стонами-криками. Наши языки не то чтоб сплелись, а просто повстречались, поздоровались и отпрянули. Я, надеюсь, это было приятно, оторвался от ее губ и прикусил ей мочку уха. Как понятно, девицы огромные любительницы схожих действий, и мне это даже нравится, но с самим дамским полом я такое не проделывал, признаться, никогда.

Что поделаешь, не особливо я утонченно трахаюсь, уж извините. Хотя это невинное действие даже изощрением не назовешь, так, шалость малая. Но я о чем… По-ходу, ей впрямь стало приятно, и она опустила свои ладошки вниз. Я ведь все так же упирался членом в ее животик. Мне пришлось убрать руку с ее губок и переместить обе собственных руки опять на ее талию, чтоб немножко отстраниться от ее животика. Член мой, не измерял никогда, честно говоря, но немаленький, очень выгнулся ввысь, когда упирался в область повыше пупка, но сейчас, когда я чуток отстранился, член хоть и выгибался, как и у хоть какого обычного приемлимо взрослого мужчины, но не так очень. Она взяла его одной рукою, а другой оперлась мне в грудь. От такового напора меня снесло к стене кабинки, и я уперся руками в плитку на стенке рядом. Она дрочила мой член, прижимаясь своими губками к моим губам. И что-то было в этом такое гневное, такое… безысходное, что ли, что меня пробрало, и я завел ее руки собственной левой рукою, как в тот, самый 1-ый наш раз, за ее спину, а другой рукою направил член в ее влажную киску. Не забудем, что все это происходило в довольно тесноватой душевой, и нас здесь же кинуло на ту стенку, в которую я как раз упирался до того руками. Струи воды лились на нас, слившихся в единое целое, но было от этого еще приятнее. Мы двигались до таковой степени синхронно и совместно…

Думаю если б это кто-то снимал на камеру, мне бы даже понравилось… Пусть, блин, глядят все, как я ее люблю! Я был в ней длительно и не кончал, но был уже на грани. Она, вцепившись в мои уже влажные распущенные волосы, стонала, насаживаясь на меня так, что я сообразил – она тоже уже близка. Еще пара синхронных движений навстречу друг дружке, и ее, блестящее от воды и света, гибкое тельце выгнулось в моих руках, содрогаясь и содрогая меня. Я кончил в нее в первый раз за всегда. Я просто даже не задумался о том, что это не самая наилучшая мысль. Наверняка, конкретно так Адам Еву трахал, не думая о последствиях в 6 млрд человек…

Мы все так же синхронно опустились на помостик, будь он неладен, нас обоих не держали ноги. У Катены тряслись колени, а я просто, постыдно признаться, утомился. Она посиживала у меня на коленях, обнимая за шейку и закрывая все место вокруг своими влажными магического золотисто-льняного цвета волосами. Мои же темные убожества сами собой прилипли к голове и не мешали. Она по уже вошедшему в привычку обычаю накрутила на собственный пальчик выбившуюся из общей массы мою прядь. Поцеловала. И произнесла.

— Давай я для тебя все расскажу. И… почему я рыдала…

— И почему при слове “дядя” у тебя мандраж, как у меня перед сдачей философии! – схватил я, погладив ее по волосам.

— Да… — малость подумав, согласилась Катена и продолжила. – С тобой, Марк, я… я чувствую себя возлюбленной и…и…

— Да не заикайся! – улыбнулся я. – Ты не сомневайся! Я тебя люблю! О чем и собирался сказать при первой же комфортной способности!

Она доверительно поглядела мне в глаза и улыбнулась, не размыкая губ.

— Спасибо… Итак вот Маркус, начну я с того, как я вообщем стала… таковой.

— Какой это таковой? – перебил ее я. – Таковой прекрасной? – я переменил собственный тон на заискивающий. – Либо таковой сексапильной? – я поцеловал ее грудь. Она чуток дернулась, выражая недовольство тем, что я оборвал ее речь, но выгнулась навстречу моим губам. Установилась тишь, прерываемая только чмоканьем губ. Потихоньку моя рука уже подлезала к ее киске, но она приостановила меня на полпути мягеньким прикосновением.

— Не нужно, — дернула она уголками губ. – А то так и до вечера не закончим…

Я послушливо возвратил руки на начальные позиции и приготовился слушать.

Потяну интригу и напишу это позднее, просто щас нужно к Катюхе бежать))