Выберите метро:
Выберите район:

Качалка-3 (Окончание)

Качалка-3 (Окончание)

— Здравствуй Наташечка.

— Здравствуй Ира.

Мы с мамашкой направлялись на еще одну тренировку и на лестничной площадке повстречали соседку, которая шла к для себя домой с газетами. Вид у нее был помятый и не свежайший, застиранный халатик, стоптанные тапочки и землистый цвет лица гласили о больном стиле жизни. Ну и каким он мог быть здоровым, когда супруг Иры — водила Серега часто пил, средств особо не приносил, она работала проводником, отпрыск Димка — двоечник только и знал, что свою секцию бокса и магнитофон с телеком.

— Все цветешь?

— Пробую.

— Да хорошо, скромничать! Вон ты как похудела и вообщем: Да Миша? — спросила меня уже Ира.

— Ну, да — пробурчал я под нос — Ма, пошли резвее, а то опоздаем.

— А куда это вы так спешите? — спросила соседка.

— В спорт зал.

— В качалку.

— А-а-а, тогда понятно, откуда такие фигуры берутся!

Я проскользнул мимо Иры, по лестнице вниз и следом за мной стала спускаться мамашка. Последние несколько месяцев мы часто прогуливались в качалку совмещая, потому приятное с полезным стали вправду получать достаточно спортивный вид. Мама убрала излишний жирок, я напротив набрал мускул и хоть таких оргий, как в 1-ый приход Сергея тренера больше не повторялось, но постоянный секс с несколькими парнями либо на пару с Ленкой — делали свое дело.

Прошло еще пару недель и мама зашла ко мне вечерком в комнату с озабоченным выражением лица.

— Что случилось?

— Да на данный момент встретила Ирку соседку.

— И-и?!

— Она знает, что мы ебемся в спорт зале.

— Откуда?

— Не знаю, она не произнесла.

— Бля! Означает, кто-то проболтался.

— Наверное.

— А ей-то что? Завидует что ли? — попробовал я пошутить.

— Нет, она угрожает поведать все папе.

— Вот сука!!

— Правда может еще получится отмазаться.

— Как?!

— Она желает средств.

— С какого хуя?

— Гласит, что у нее есть свидетельство того, что там время от времени бывает.

— Какое?

— Фотки и видеокассета.

— Охуеть! Откуда она их взяла?!!!

— Не ори. Я не знаю.

— Либо кто-то из наших пробует через нее нас шантажировать либо кто-то проболтался и нас накрыли. Кто же крыса? А?! И сколько она желает средств?

— 10 тыщ.

— Это новенькая машина!!!

— Да, она гласит, что по другому даст их папе.

— Пусть дает.

— Да! И что тогда будет.

— Ничего не будет, максимум он с тобой разведется, но думаю, что ты не длительно с таковой пиздой и сиськами будешь ходить одна.

— А если она еще кое-где это покажет позже? Меня так и трясет от этого.

— Да-а-а! Необходимо побеседовать с Юрцом либо Сергеем, посоветоваться.

— Он произнесла, что срок — до конца месяца.

— Отлично, не переживай, чего-нибудть придумаем.

На последующий денек я пошел в качалку один, мамашка осталась дома, ебаться с папой. Он сейчас стал «кооператором» потому, похоже, Ирка и решила потянуть у нас средств. Сука!

Все уже собрались и издавна занимались, Юрец лицезрев меня, замахал рукою и кликнул:

— Чего опаздываешь? Давай резвее!!

Я переоделся и пошел в зал, отыскал Юрца и произнес ему, что у меня есть разговор. Он кивнул и заулыбался, поразмыслил, наверняка, что у меня какие-то трудности с расплатой, коль пришел без мамашки — Наташки и он доберется до моей задницы. Мы пошли в раздевалку и там я ему передал весь разговор, который был у нас с мамой. Он пристально выслушал — произнес, что обсудит все с Сергеем, чтоб мы не беспокоились и успокоились, и пусть Наташка приходит, а то без нее скучновато. Я позанимался как обычно, но без настроения и поехал домой. Мама поинтересовалась, был ли у меня разговор и удовлетворившись моими ответами ушла спать.

Далее действия развивались быстро.

Через один день, поздно ночкой, практически под утро я услышал какие-то клики в подъезде топот ног и хлопанье дверцей. Это длилось полчаса, но позже все стихло и я снова уснул.

На последующий денек я как обычно пошел в школу и после нее стал собираться в качалку совместно с мамой. Когда мы туда пришли, то узрели последующую картину — ребята стояли в круг, все нагие и поддрачивали свои члены, а в центре круга на коленках стоял нагой Вит и тихонечко поскуливал:

— Ну не нужно больше, ребята. Не нужно! Я больше не буду. Простите меня.

Юрец лицезрев нас с мамашкой подошел и произнес:

— Мы решили все ваши трудности, пленки, фото и кассеты уничтожены. А крысу мы на данный момент будем травить.

Далее он стал говорить, что было вчера ночкой.

Они собрались в примыкающем дворе вечерком выследили соседку Ирку, которая ворачивалась из рейса и подошли к ней с вопросом:

— Где взяла фото и пленку?

Та попробовала что-то начать орать, но ей стремительно дали под дых заткнули рот тряпкой и потащили в качалку. Когда она сообразила, что просто так не отвертится, то стала грозить в случае чего пойти в милицию и всех заложить. Это была ее ошибка. Для начала Юрец с мальчуганами привязал ее шведской стене и начал хлестать по щекам, спрашивая про фотки и пленку, но та молчала. Тогда ее стали раздевать, при этом не просто так, а срывали либо срезали одежку ножиком и ножницами. В конце-концов она осталась стоять нагая привязанная к стене, а рядом с ней валялась куча тряпья, которая когда-то была ее одежкой. Вид нагой бабы немного стал заводить мальчуганов, хотя возбуждаться там особо было не от чего. Отвислые сиськи, дряхлый животик, издавна не бритая пизда и целюлитные ляжки — все это тряслось и извивалось, изо рта неслись клики, что она всех заложит и посадит, как выйдет отсюда. На что Юрец ей произнес:

— Выти-то ты выйдешь, но до ментовки навряд ли дойдешь.

Далее пацаны принесли бритву и таз с мыльной водой. Вылили таз ей на голову и начали обривать — голову, а позже пизду. Ирка пробовала брыкаться, но порезавшись несколько раз и лицезрев стекающие струйки воды вперемешку с кровью дергаться закончила т. к. никто в особенности церемонится не собирался и аккуратненько обривать не желал. Через пятнадцать минут Ирка «Фантомас» стояла все еще привязанной, но уже с бритой башкой и пиздой. Орать она закончила и уже с опаской глядела на то, как пацаны стали снимать с себя одежку, а кто-то уже придвигался к ней наддрачивая собственный хуй.

Здесь Юрец скомандовал:

— Ну сейчас …за дело! и достал из сумки камеру и фотоаппарат.

Пацаны отвязали Ирку, дали ей под дых для профилактики и поставили раком. Для начла ее просто пустили отсасывать по кругу, но делала она это плохо и потому решили, что ебать ее необходимо, бутылкой. Притащили из раздевалки бутылки из-под шампанского и стали совать для начала в пизду. Пока у нее не было смазки бутылка залезала плохо и чтоб она не скулила запихнули ей снова тряпку в рот. Когда одна бутылка стала залезать на одну вторую в пизду, взяли вторую и стали совать ей в жопу. От такового дела Ирка выпучила глаза и было видно, что если б не тряпка во рту, то кричала бы она от боли на данный момент как сирена. Мальчуганов это только раззадорило и они стали дружно спускать ей на рожу свою сперму. Кто-то шлепал по роже членом, кто-то елозил им по лысому черепу, а Толстый притащил зажимы для штор и стал их вешать на сиськи. Ирка замотала головой и все таращилась в сторону Юрца, который снимал все на камеру. Но здесь он сообразил, что «Фантомас» что-то желает сказать и отдал команду вынуть тряпку. Соседка поначалу хватала ртом воздух и ничего не могла сказать, позже заскулила, слезы потекли у нее из глаз и она произнесла:

— Это все ваш Виталик выдумал. Отпустите меня, пожалуйста.

— Ну вот и про крысу узнали, — произнес Юрец, — сейчас мы тебя в благодарность поебем по истине и отпустим.

— Не нужно!

— Нужно!! Дайте ей водки, а не будет пить — влейте!

Взяли бутылку «Российской» за 10 40 и протянули Ирке. Та, чтоб заглушить боль, прямо из горлышка отхлебнула и в первый раз закивала согласно головой.

— Делайте что желаете, только не истязайте больше так и отпустите.

— Ну, это мы сами решим, что с тобой делать, — произнес Юрец.

— Давайте ее «отбутербродим»? — предложил Толстяк.

— Отлично, но чтоб она помнила, что не отлично соваться со своим носом в чужие дела — пусть Доктор сделает ей на память парочку отметок.

— Без заморочек, — произнес Доктор, — схожу только за инвентарем.

— Какие отметки? — с испугом спросила Ирка.

— Узнаешь, — произнес Юрец, — а пока в «бутерброд» поиграем.

Один из мальчуганов лег на скамью, так что ноги уперлись в пол, а член был вздыблен как перпендикуляр. Притащили опьяненную Ирку по руки и насадили ее на этот член, она от выпитого совершенно была как кисель, сходу завалилась на парня своими отвислыми сиськами, но подошедший сзади Юрец воткнул ей в жопу и от такового хуя сходу очухавшись она поднялась на руках, чтоб было не очень больно. Вдвоем они начали ритмично долбить ее дырки. Другие мужчины по очереди впереди подходили и совали ей в рот, минут через 20 вся рожа и голова у нее уже была обспускана, сперма стекала по подбородку, ушам и носу. Здесь появился Доктор со своими инструментами, Ирка его не могла созидать, а тот сделал символ Юрцу, чтоб тот отошел в сторону и взяв клизму из чемоданчика стал вливать в жопу Ирке какую-то жидкость.

— Что это? — спросил я у 1-го из старших юношей.

— Водка.

— А зачем?

— Для анестезии.

— А-а-а-а, понятно, хотя было совершенно не понятно.

В воздухе вправду запахло спиртным и пацаны потянули носами воздух, но карусель вокруг Ирки не закончилась, хотя и у нее в жопе торчала клизма, которую Доктор еще проворачивал рукою с сальной улыбочкой на лице. Так длилось минут 10-15 пока алкоголь не начал действовать. Ирка стала сползать на лавку, пацаны ее как-то старались удержать, чтоб она совершенно не прижала нижнего, кто ебал ее в пизду, но позже решили что хватит и оставили ее лежать на полу, на который она благополучно улеглась, после еще одного отсоса.

— Давай Доктор! — произнес Юрец.

Доктор достал некий странноватый предмет, баночку из под чернил и спросил:

— Что будем писать? И где начнем?

— Начинай с жопы, — произнес Юрец — пиши, «Ебусь пиздато, сосу хуевато, а срусь кривовато».

Доктор капнул из емкости в машинку, наклонился к жопе и стал малеханькими точками выводить надпись. Процедура завершилась не стремительно и все следили процесс, отдыхали, а кто-то забавлялся вместе на матах, посасывая и поддрачивая сразу. Когда Доктор окончил, Юрец произнес, что каждый может что-то написать фломастером, где ему больше нравится всякую надпись либо набросок, а Доктор позже это вытатуирует на Ирке.

Пацаны дали волю фантазии и скоро Ирка была покрыта как опытный мореплаватель кучей надписей и рисунков, которые обычно пишут на стенах в туалете. После чего Доктор начал свою работу. Мужчины тем временем продолжали оттягиваться вместе под управлением Юрца.

Под утро Доктор окончил выводить татуировки, ну и Ирка стала очухиваться. Мужчины стояли уже вокруг нее чтоб окончить расправу т. к. после уколов остается много маленьких кровоточивых точек, то для антисепции и закрепления краски советуют это место обоссать. Ирка была вся исколота и валялась на полу, ничего наилучшего, чем обоссать ее мужчины не выдумали и стали кругом поливать ее собственной мочой. Почувствовав жжение и боль Ирка стала резвее приходить в себя и уже попробовала встать, тогда пацаны оделись по резвому и пока не рассвело нагой дотащили ее до дверей квартиры.

Конец истории был последующий. Когда супруг Ирки Серега стал днем собираться на работу, то нашел на лестничной клеточке, на коврике нагую супругу. Кое как затащив ее домой и дав пиздюлей на всякий случай он уехал в рейс. А когда возвратился через два денька, то устроил допрос с пристрастием, после этого Ирка на улицу не выходила целый месяц.

Мы продолжали ходить в качалку и занимались «по полной программке». Виталик стал штатной «девченкой», после того, как его раскололи и опустили по кругу. Сейчас он даже не занимался, а приходил, переодевался в женское белье и обслуживал всех, кто не пожелает. Наказание ему было дано на пол года и в случае если он пропустит либо сделает что-то не так, то должен будет перейди в рабство к Медику.

Но через месяц пришли и нашли в зале милицию и следователя. Оказалось, что кто из мальчуганов на дискотеке в примыкающем микрорайоне трахнул дочку местного партийного управляющего, да не один, а целой шоблой. Та, взяла и накатала заявление в милицию, и сейчас всех нас начали трясти. Трибунал был резвым, откупных папаша с дочкой не взяли, пятерых юношей конкретных участников — посадили, остальным дали условно, припомнив старенькые грешки. В числе тех, кого посадили был и Вит. В камере его стремительно раскололи и сделали девченкой на шконке, это мне позже ведали ребята, которые освободились.

Тренер Сергей открыл пару спортивных магазинов в городке, Юрец был его ассистентом.

Соседке Ирке пришлось уехать из городка, где она — никто не знает, наверняка стала бомжихой.

Мама стала челноком, моталась в Грецию, Турцию и Эмираты. Только со временем она привозила меньше и меньше вещей и все в большей и большей степени средств. Когда я спросил ее в лоб, как она заработала эти средства, то ответ был обычный:

— Ранее я трахалась просто так, а сейчас за вознаграждение, восточные мужчины очень щедрые.

Отец разворачивал свой бизнес,… у него не было времени на всякую ерунду, средства у него появились огромные и думаю, что тогда мама стала отсутствовать все подольше и подольше, то он разряжался в компании других баб.

Я поступил в институт, где жил 5 лет в общаге и где было много сексапильных приключений. Но это совершенно другая история…