Выберите метро:
Выберите район:

Погостил…

Погостил…

Глава 1-ая.

Мда, а ведь как прозаично всё начиналось — поехал проведать двоюродную сестрёнку!

Юле было уже 17 лет, а смотрелась она совершенно взрослой — длинноватые тонкие ножки, прекрасные грудки, лёгкое летнее платье и босоножки на каблучке.

Стройная, высочайшая, юная. Прекрасная.

Моя сестрёнка.

Сам я — 16-ти летний юноша, не уродец да и на мачо очевидно не смахивавший. Ростом чуток ниже сестры, мускулов не наблюдается, упитанности, вобщем, тоже.

Как я вылез из душноватого поезда и поставил свою сумку на раскалённый асфальт, сестрёнка сдавила меня стальной цепкой, поцеловала в щёку и спросила:

— Как доехал? Всё нормально?

— Да, всё отлично. Народу было не достаточно. Я ехал с весёлым старичком — он меня всё жизни учил.

Мы засмеялись.

— Ну хорошо, пошли. — произнесла Юля и понеслась по направлению к городку.

Я только успевал ловить в массе её ярко-синее платье (Поточнее — нижнюю его часть — у моей сестры была прекрасная попа).

Юля жила неподалеку от вокзала — предки снимали ей отдельную квартиру. — Потому добрались мы относительно стремительно.

Так как приехал я уже под вечер, то проявил желание немедля смысть с себя всю эту поездную грязь, жару и пот.

Сестра не возражала, сказав что приготовит пока кровать для меня.

Квартира была однокомнатной, но большой. А моя сестрёнка (даром что двоюродная) совсем меня не смущалась.

Как надо вымывшись я переоделся в незапятнанное и вышел из ванной.

Какого же было моё удивление, когда я увидел сестрёнку в одних трусиках-стрингах и футболке — МОЕЙ футболке — лежавшей на собственной, не так давно застеленной, кровати.

— Эммм… — неопределённо протянул я уставившись на её попку. — А я, видимо, буду на полу спать?

— Нет, естественно! Ты будешь спать со мной! — она очаровательно улыбнулась и перекотилась на спину.

— Эмм… — я желал сказать что нам уже далековато не по 10 лет чтоб спать совместно. — Я присяду?

— Располагайся! — она немного подвинула ноги, освобждая мне место.

— Слушай… Я естественно понимаю, что мы брат и сестра, что нас связывает..хмм… память юношества, но по моему мы уже не можем спать совместно. Не находишь?

— Почему? — она подняла бровь и расхооталась — Да успокойся ты — не буду я к для тебя приставать!

Мы же брат и сестра — ты сам произнес.

— Надеюсь… — неопределённо произнес я, пытаясь глядеть на её лицо а не грудь. Вобщем, это не очень помогало — белокурые локоны, пухленькие губки, острый носик — ВСЁ в моей сестрёнке меня возбуждало.

— Ну? И чего ты на меня так уставился? Втюрился что-ли? — с этими словами она приподнялась, приобняла меня и повалила на кровать.

— Что ты делаешь — со хохотом спросил я. — И для чего ты надела мою футболку?

— Мне нравится твой запах — она произнесло это шутливым тоном, но так тихо… И так близко от моего лица.

Чувствуя, как в шортах кое-что зашевелилось, я решил поменять тему от греха подальше.

— А чем мы сейчас вечерком будем заниматься?

— Ууу… заниматься! — она снова начала хохотать — Хорошо, хорошо, не сердись. Давай киношку какую-нибудь поглядим. С вином. — Она таинственно улыбнулась.

— С ви…ном? А отку… Вобщем хорошо. — Я улыбнулся — Я люблю тебя, сестрёнка.

— Она обняла меня и произнесла на ухо — я тоже люблю тебя, братец. Я рада, что ты приехал.

— А какую киношку будем глядеть?

— Давай выбирать — с этими словами она вспорхнула с кровати.

Глава 2-ая.

Летняя ночь по ту сторону окна, бутылка неплохого красноватого вина, родной человек рядом.

Всё это распологает к откровенным дискуссиям. Тем паче у нас никогда не было запрещенных тем.

Я вызнал, что Юля не так давно распрощалась со своим первым юным человеком и очень рада, что в доме снова появился мужик. Вялые пробы напомнить ей, что я младше неё чуть не на 18 месяцев были стремительно пресечены. Юля длительно пытала меня на счёт моей личной жизни, но мне, в отличие от неё, поведать было решительно нечего. Упомянув о том, что сейчас у меня «наилучшая девчёнка — правая ручёнка» я получил неплохой подзатыльник. Так же пришлось клятвенно пообещать, что к концу года я найду для себя девчёнку.

Сестру я обожал, расстраивать не желал, и по этому обещание отдал полностью осознанно.

Вообщем, такие дискуссии, да ещё и под градусом угрожали вылиться в более идиотические деяния. И, кажется, моя сестра понимала это никак не ужаснее меня.

— Слушай! А давай поиграем в ответы на вопросы! — Юля приподнялась и поглядела мне в глаза.

— И какие будут вопросы?

— Нуу… Любые. — Она засмеялась.

— Ты уверена? А вдруг я чего-нибудь не то ляпну?

— Не ляпнешь. Единственное, что ты мог бы ляпнуть — касается только моей физиологии. Но ведь ты культурный мальчишка. — Она улыбнулась.

— Более того — Воздел я палец к потолку — я ещё и начитанный мальчишка. Хорошо, давай попробуем.

— Отлично! Я 1-ая — Она села напротив меня, сложив ноги по турецки.

— Спрашивай.

— Я для тебя нравлюсь? — глас чуток плавал, чувствовалось что вино действовало.

— Эээ… Это провокация — Я посмотрел на сестру, опустил глаза и произнес — Да, очень.

— Не врёшь. — Она прищурилась. — Класс. Хорошо, твоя очередь.

— Сколько будет 2+2?

— Хей! Ну что же все-таки это такое? А ну обычный вопрос задай!

— А этот какой тогда? — Видя как она упёрла руки в бока и посмотрела исподлобья, я решил не спорить. — Ладно-ладно… — Я прикрыл глаза, собираясь с духом. Меня очень заинтересовывал этот вопрос, но… Я не знал как она отреагирует.

— Ну же, смелее!

— Ты девственница? — Я на уровне мыслей приготовился к казни.

— С недавнешних пор — нет. — Никаких признаков удивления либо гнева не наблюдалось. — Да не багровей ты так! Боже, что за красота — таковой взрослый, таковой умный и таковой застенчивый. Ах! Кажется я втюрилась!

— Кхм… Кажется — ключевое слово…

— Хмм… Может быть. Итак, мой последующий вопрос — Какое твоё самое заветное сексапильное желание?

— Нет.

— Чего нет? желания нет? Либо не скажешь?

— Не скажу! — я обречённо, понимая, всю жалость собственного положения, скрестил руки на груди.

Сначало в её очах мелькнула ярость, но тут-же сменилась какими-то совершенно уж дьявольскими огоньками.

Она приобняла меня за плечи и мягко поцеловала в губки.

— Это было вторым желанием… — шепнул я с закрытыми очами.

— А какое тогда 1-ое? — Она погладила меня по волосам.

Я резко открыл глаза.

— Бес…

— Слушаю тебя, мой дорогой! — Она очаровательно улыбнулась.

— Ну хорошо… Сходу предупреждаю — я без намёков!

— Да гласи уже, не смущяйся… Все свои. — Ухмылка стала ещё обширнее.

— Мне безрассудно охото зделать куни. — Я смотрел ей в глаза. Два золотых океана разверзлись предо мной.

— Кунилингус? — В её голосе послышалось удивление. — Боже! — Она обняла меня ещё крепче и зашептала на ухо. — Ты можешь для себя представить — я тоже безрассудно желаю куни. А все мужчины, которым я задавала этот вопрос гласили — желаю миньет. Ты — волшебство!

Всё. Приехали. В голове сходу выплыло умное слово. Инцест.

Мы стали медлительно лобзаться. Я, как прилежный ученик, поначалу запоминал её деяния, а позже повторял их.

Разомкнув губки она стала снимать с себя футболку. Оставшись в одних беленьких стрингах она улеглась поудобнее. Позже немножко приподнялась, помогая мне стянуть с неё трусики.

Передо мной стала аккуратненькая девечья пещерка с достаточно огромным клитором, немного приоткрытыми губами и капелькой смазки, вытекшей из её недр. Я осторожно слизнул эту капельку, и стал продвигать собственный язык вовнутрь. Тем временем мои пальцы водили по внутренней части её бёдер и по наружным губкам.

Член стоял в шортах как кол.

Юленька постанывала, скребла наточенными коготками мою маковку и медлительно двигалась навстречу моему языку.

Уровень влажности повысился неоднократно.

Она уже не просто постанывала, а охала, ахала и издавала другие — очень аппетитные — звуки.

И вдруг, когда мой палец запал в ложбинку меж её ягодичками и угодил прямо в розочку ануса она выгнулась дугой и пронзительно заорала.

Смазка заполнила сначало всё влагалище а потом и весь мой рот.

Боже! Какой замечательный вкус…

Я привстал и упал рядом с сестрой. Она повернула ко мне голову — в очах читался настоящий экстаз и благодарность.

— Спасибо, братик.

Пока я скидывал с себя одежку она развернулась ко мне спиной. Я приобнял её руками и ногами а жаркий член проскользнул в маленькую влажную впадину меж её ног.

Она стала тереть ногами — одна об другую. А посреди этого движения был мой раскалённый хуй.

Через пару минут такового массажа я не выдержал и выстрелил пахнущим белоснежным зарядом в простыню.

Сестрёнка провела 2-мя пальцами по этой белоснежной дорожке, запихнула их в рот и с причмокиванием вытащила наружу. Потом развернулась, будучи всё ещё в моих объятиях, ко мне лицом и страсно меня поцеловала. На наших губках всё смешалось — сперма, соки, слюна и вино. Восхетительный букет!

Так мы и заснули оголенные в крепких объятиях друг дружку.