Выберите метро:
Выберите район:

Ремонтная баллада

Ремонтная баллада

Я прочла рассказ создателя zubastik и решила поведать свою историю. Стремно, но все равно расскажу)) Со мной была очень схожая история, хоть таковой запредельщины, естественно, не было, как у нее (у zubastik).

В общем, слушайте мальчишки и девчонки, что бывает, если взять 2-ух бесшабашных девчонок, малость шизы и несколько банок с краской)))))

Меня зовут Вика, а другую девчонку Юля. Мы обучаемся в одном классе, в 10м, и мы тогда были соперницами. Нам тогда нравился один и тот же юноша, Рома, он тоже из нашего класса. Мы жутко конкурировали с ней, не вожделели уступать друг дружке.

Прошедшим летом в школе был ремонт, и нам с Юлькой поручили выкрасить стенки в классе. Я жутко просила, чтоб кому-то другому это дали, но нет, не прокатило. Итак, мы с Юлькой наедине вместе, в пустой школе делаем общее дело. Естественно из этого не могло выйти ничего неплохого)) но мы с ней даже представить не могли, что будет.

Естественно, мы начинали шизеть потихоньку)) Обрисую нас: я низкая, стройная, грудь 1 размер, морденштейн округлый, полностью для себя смазливый, глаза зеленоватые, волосы длинноватые, ниже лопаток, светло-русые, волнистые от природы, высветляю и мелирую их (и горжусь ими)))) кстати). Юлька, напротив, высочайшая, и тоже очень стройная, грудь 2 размер, жаркая брюнетка, жгучие темные глаза… В общем, у меня был повод для сурового беспокойства)) Я совсем не уродина, но тогда была еще малявкой и комплексовала. Я перед ней казалась для себя малеханькой девченкой. У Юльки еще глас таковой маленький, тяжелый…

Тогда было горячо, и мы с Юлькой были в майках, и я в шортах, а она в мини. Нам выдали спецовки, но, во-1-х, было очень горячо, и мы стремительно стушились в своем соку, а во-2-х, краска все равно ляпалась и прыскалась и с валиков, и с кисточек, и мы очень скоро все были в крапинку)) Либо мы были такие бесталантные малярши?) В общем, мы посбрасывали спецовки. И рукавицы тоже посбрасывали, красили нагими руками. Юлька проверила, как смывается эта краска с кожи, оказалось, что нормально. Краска была белоснежной: незапятнанные белила ослепительно-снежного цвета. Нам оставили их четыре огромных ведра.

Мы работали и подкалывали друг дружку. Юлька стебалась, как я неуклюже вазюкаю кисточкой, я медлительно закипала. Слово за слово… говорю Юльке:

— Спорим, я быстрей тебя покрашу от окна до окна?

— На что спорим?

— На… на… я замялась. И здесь меня озарило: — Кто проспорит, тому другая покрасит часть тела! На ее выбор!

— Идет!

Началось состязание)) Или я вправду была жаркой эстонской штуковиной, как меня дразнила Юлька, или что, но я стремительно проиграла. И Юлька, причмокивая от наслаждения, выкрасила мне ногу от шортов до кончиков пальцев. Она принудила меня разуться («тебя с туфлями красить, либо разуешься?») Краска была прохладная, и было жутковато. Нога у меня, как эмалированная. Я кликнула:

— Ну, Юлька, если это не смоется, я тебя убью! И побежала в туалет. Краска смывалась нормально, и я возвратилась. Юлька здесь же возмутилась и докрасила мне то, что я смыла.

Естественно, я желала отыграться. Я просто горела жаждой мщения! Класс был угловой, в нем было 10 окон, по 5 на каждой стенке, и еще на обратных стенках было по 5 ниш для цветов. И, соответственно, 20 четыре промежутка (считая еще восемь угловых). Последующий я тоже проиграла, и Юлька выкрасила мне вторую ногу!

Я просто бурлила! Я так разозлилась, что напряглась, как могла, и выиграла последующий раунд! Победа опьянила меня, я решила не церемониться и покрасить Юльке ее драгоценный фэйс. Юлька ужаснулась, но… В общем, я была неумолима, и Юлька стремительно перевоплотился в гейшу либо в мима)) Какой она стала забавнй, со склеенными ресничками!) Она не могла проморгаться от краски, точно как Смирнов в кинофильме про Шурика. Она верещала, чтоб я не смела красить ей уши, но я выкрасила ей и уши тоже, и за ушами))

Последующий раунд… или я утомилась, потратив всю энергию на предшествующий, или что… В общем, я опять проиграла. И Юлька, конечно, выкрасила мне лицо, и уши, и шейку, и я выяснила на своей шкуре, каково это — разлеплять реснички от краски.

Чтоб не затягивать, сходу скажу, что все последующие раунды я проиграла. Я жутко привела в ярость Юльку тем, что покусилась на ее неоценимый фэйс, и она была бесчеловечна. Сначала покрылась краской моя рука, позже другая, позже… Юлька предложила мне на выбор: волосы либо грудь (другими словами снять маечку), я разрешила ей мазнуть мне прядь волос, сбегала проверила, как смывается… Естественно, стремно, но вроде ничего. Я очень не желала раздеваться перед Юлькой, мне было постыдно и за свою небольшую грудь (я тогда комплексовала), и вообщем. В общем, Юлька докрасила мне то, что я смыла с рук, я подвязала для себя волосы в тугой узел, и Юлька обмазала мне голову краской, как почтовый ящик))

Позже она спросила:

— Далее играть будешь?

— Естественно!!!

— На что ставим?

Здесь у нас был спор о том, что считать частью тела. Я уже сообразила, что придется раздеваться, но жажда отыграться была посильнее. Мы решили так: грудь и плечи числятся за одно, позже животик, спина, и ноги с попкой тоже за одно. «А дамский секрет — раздельно!», уточнила милосердная Юленька.

В общем, все это я по очереди проиграла)) Сначала мне пришлось снять майку, и Юлька покрасила мне спину. Когда она красила меня, было даже приятно: жара, а краска прохладная, тягучая… И я работала с нагой грудью. Аааа!)) Позже дело дошло до животика, позже и до груди. Юленька оказалась садисткой: она красила мне груди валиком и спрашивала, возбуждаюсь ли я. Она надавливала валиком на соски, и я вправду лезла на стену! Я орала «закончи дебилка, извращенка!», так как вдруг вправду очень возбудилась. Точнее, я и ранее ощущала что-то не то, когда красила стенку с нагой грудью под оценивающим Юлькиным взором… Дело в том, что я никогда ранее не раздевалась ни при девчонках, ни при ком. Не считая врачихи (ну, она не в счет).

Мы закрыли дверь на щеколду, чтоб никто не попалил нас, хоть школа и была пустая. Я уже была практически стопроцентно в краске. Краска не подсыхала, медлительно сохла, и я была вся липкая и жутко мазалась. Юлька была уже практически, как я)) только одетая. Последующим моим проигрышем был животик.

Позже… Позже началась жесть: мне пришлось снять шорты и трусики. АААААААААА!

Я осталась совершенно нагая перед Юлькой. Она стала возить собственной кисточкой мне по нагим бедрам и попке, и залезла в самую пятую точку, гадина)) Она дразнила меня:

— Я вижу, как ты возбуждаешься! Ага, ага!

— Ты извращенка! — Я чуть ли не рыдала, так как вправду возбудилась до дрожи. Мне хотелось… Ну, чего там!))) мне хотелось, чтоб Юлька проткнула кисточкой мою пятую точку, ну и не только лишь пятую точку. Вот чего мне хотелось, и так очень, что я крутилась юлой.

А Юлька тем временем выкрасила меня уже стопроцентно. И я оказалась в краске с ног до головы, в полном смысле этого слова. Почему-либо это тоже возбуждало, ну, и то, что я нагая перед Юлькой. Только «интимный уголок» был еще розовый, а вся я была, «как новый унитаз» (это Юлька произнесла, зараза).

Далее мне пришлось работать нагишом. Я всегда уверяла себя, что, дескать, ничего такого особенного, Юлька ведь девчонка, а я точно не лесби, мне нравится Рома… Я спрашивала себя: по правде нравится Рома? и ощущала в себе ясный ответ: да, по правде. Но… при всем при всем этом я текла, как никогда в жизни)) простите за такую подробность. Краска как-то подчеркивала чувство нагого тела, я ощущала себя не просто нагой, а некий нагой в квадрате))) либо в кубе)) Юлька смотрела на меня, всегда гласила, какой я прекрасный статУй и т.д., и я воспрещала для себя возбуждаться, но от этого возбуждалась еще посильнее.

И позже, ведь игра была еще не окончена! Поставлено было… как я задумывалась о проигрыше, ОТТУДА сходу откликалось вероломной влагой. Я задумывалась, что Юлька увидит, как я теку, будет смеяться… «Лишь бы не кончить при ней!» Вдруг эта идея меня поразила, и я уже не могла ее отогнать.

Естественно, я проиграла… Юлька каким-то притихшим голосом позвала меня, и я подошла к ней… Я сначала бранилась, но позже как-то сникла, и когда она полезла кисточкой сначала к лобку, позже ниже, ниже… Я была тогда в каком-то шоке. Юлька выкрасила меня с ног до головы, на мне вообщем не осталось ни 1-го незапятнанного места, и сейчас она мазюкала мой «интимный уголок», распахнутый перед ней во всей красоте…

— А я не задумывалась, что ты бреешься, вдруг произнесла Юлька, каким-то странноватым, тихим голосом. — Задумывалась, ты лохматая, как хомячок.

Не знаю, побагровела она либо нет, под краской не было видно, но я ощутила, как я вся загораюсь… И как сладкая-сладкая щекотка набухает понизу животика.

— Почему ты так задумывалась?

— Не знаю… Ты такая забавная в краске, точно как Венера.

— Ну да, руки отбить нужно…

— А ты… — Я ощутила, что Юлька желала сказать «а ты прекрасная», и не смогла. Но Юлька сообразила, что я это ощутила)) мы пересеклись очами и обе сообразили это. Меня залила новенькая волна стыда с возбуждением вперемешку. И я ощутила: еще малость, и…

И здесь вышло то, чего ни я, ни Юлька, никто не мог предугадать. Вдруг раздались шаги и, до того как я успела отскочить от Юльки, дернулась дверь, щеколда благополучно вылетела с мясом, и в класс ворвался… Ромочка своей личностью!

— Девчонки, вам еще много? Давайте я…

Он застыл на месте, так как УВИДЕЛ.

Это была немая сцена, Гоголь просто отдыхает…)))) На данный момент я падаю от хохота, когда вспоминаю, а тогда…

Рома стоял с открытым ртом и смотрел на нас. И не столько на Юльку, сколько на белоснежную нагую скульптуру, подозрительно смахивающую на меня.

— Вы… вы что? Викусь, это… это ты?

Но Викуся не могла ответить. Так как она стояла совсем нагой прямо перед мальчуганом, в которого втюрилась, и с ней происходило что-то ужасное…

Это было НЕЧТО. Мне казалось что я умираю. Меня вдруг вывернуло, как влажную тряпку, ноги подкосились… Я шлепнулась на попку, из меня рвались стоны, а рука моя сама полезла в… БОЖЕ, КАКОЙ УУУУУУЖАС!!!! На очах у Ромы и Юльки я теребила себя меж ног и скулила, скулила…

Чем это кончилось, как я это пережила, говорить не буду)) Расскажу лучше, что было позже. Позже Рома повел меня к для себя — отмываться. Это было для меня уже очень: ничего такового никогда не было, и вдруг, в один денек – нагая покраска, Юлька, общественный оргазм, и под конец – к тому же мы с Ромкой нагие под душем, и его руки на моем теле, лаского моющие меня, и его торчащий член… Естественно, я дико возбудилась, мне сносило крышу, я просто дохнула, и мне тогда было уже все равно, как и с кем — лишь бы секс, секс, СЕКС!!!!..

Ромка тогда лишил меня девственности, я отдалась ему без тормозов, тело не давало раздумывать, не то что сказать «нет»!.. И он целовал меня, и мял, и буравил снизу, и было больно, но я балдела от того, что он во мне, и что наконец – СЕКС, реальный СЕКС… ААААА!.. Ромик очень глубоко вошел в меня, кончил мне на живот, и позже я показала ему, как ублажать меня, и он довел меня рукою до оргазма. Он был способным учеником))) мне казалось, что его рука вошла глубоко-глубоко, через мой самый интимный уголок, и достает до самого сладкого, самого-самого…

Не считая блаженства, что я с ним, я к тому же упивалась тем, что это ведь был полный проигрыш для Юльки!)) Краска, кстати, смывалась длительно, но смылась, никого не пришлось обривать)) только кожа позже была сухая, я мазалась кремами, и волосы восстанавливала. Мы с Ромчиком и на данный момент совместно. А Юлька скоро после того втюрилась совершенно в другого парня, и мы сейчас чуть не наилучшие подружки! Ах так бывает))

Я вот думаю время от времени: что было бы, если б Ромчик не ворвался тогда? Если б у него не было таковой фирменной возможности дергать дверь?

Но я никогда не решусь побеседовать об этом с Юлей…