Выберите метро:
Выберите район:

Розовая лента

Розовая лента

Привет, Глеб.

Зиму я саму по для себя не очень и люблю, за ее мглу, это приводит меня в угнетение, хотя все таки время от времени бывают такие деньки, что я просто в экстазе от этих зимних вечеров, от броского пронизывающего солнца, хоть это и бывает изредка, но очень здорово. Всех больше я не люблю пробуждаться, как буд-то ночь и что спрашивается в таковой период времени вообщем вставать, нужно спать, но будильник гласит о другом, что уже семь часов, нужно встать, помыться, навести блески, что бы все девчонки ахнули, а Генка, другими словами Гена заходя в лифт опять пялился на меня, он всегда так делает, как буд-то больше не на кого глядеть, и все таки мен приятно наводить этот мейкап, как буд-то я делаю это для него.

Через зон я услышала трель собственного будильника, специально настроила его на щебет птицы, не очень звучно но приятно, представляешь, что уже лето правда еще рано, но лето. Я открыла глаза. Таймер уже включил в аквариуму свет, и рыбки медлительно метались у кормушки, их красноватые хвосты как в невесомости парили, они мне очень нравятся, смотришь на их и думаешь, что это совершенно другой мир, как буд-то ты подсматриваешь за кем-то, оно такое чужое, наверняка это меня и завлекало, не только лишь их краса, а не доступность для меня, ведь я никогда не смогу вот так плавать.

Высунув нос из под одеяла, я сходу сообразила, что на улице похолодало. Вреде бы и тепло, но я ощущала почему-либо, что холодно, снова одевать эту кучу одежки, ох… Мои плечи подсознательно сжались, голова как у улитки пошла в низ под одеяло, и никуда мне совсем не захотелось, ну и не хотелось идти. Почему-либо в этот момент мне вспомнилась моя мать когда она приходила по утрам будить меня, а я время от времени правда, что бы не идти в школу находила предлог, то захворала, то голова кружится, то озноб, ну хоть, что то, что бы не вставать с постели в этот темное утро. Но матери не было, и подойти некоторому было. В голове крутились мысли, совесть гласила о том, что уже пора вставать, а 2-ое я гласило, да ну эту работу, каждый денек одно и тоже и кому она вообщем нужна, бумаги, бумаги.

В голове и в правду крутились куча мыслей, это было похоже как буд-то смешали несколько клубков с шерстью, у каждой ниточки есть начало и конец, но на данный момент они представляли собой просто кучу перепутанных нитей. Так и в моей голове мысли все спутались. Сред и их были остатки вчерашнего разговора с Верой, моей подругой, что приходила ко мне вечерком и делилась своими впечатлениями о командировке, здесь же были мысли, что были похожи на пунктиры, они отражали политику, которую я ухитрилась поглядеть по программке «Время». Там было много мыслей и я ни как не могла разобраться с ними, что бы избыточное выбросить, а необходимое бросить. Только я начинала о кое-чем определенном мыслить, как здесь же вклинивалась другая идея, и я фактически сходу теряла предшествующую нить.

Так я пролежала некое время, но это не посодействовало, а наверняка напротив ухудшило и я сообразила, желаю я того либо нет, но придется вставать, что бы избавиться от этой каши в голове. Я прикрыла глаза, стало легче как буд-то некие из их потерялись, испугались мглы, но появились новые. Стало просто. Какая-то идея, почему-либо мне показалось, что она розовая, как шелковая лента проскользнула вдали, но ее броский цвет сходу привлек меня и все другие мысли просто закончили существовать. Я не могла сказать о чем эта идея, она просто была и все, я ощущала ее настроение, ее тепло, но о чем она так и не могла осознать. Лента еще пару раз скользнула и пропала. Мне стало даже грустно, что вот так и все, нет ее. Я открыла глаза, опять закрыла, но розовая идея больше не появлялась, за то она меня успокоила.

Денек был как денек, наверняка он не достаточно чем был похож на другие, мы нередко делаем одно и тоже, это и есть работа, но время от времени, что-то изменяется и приток новых мыслях дает для тебя большой приток энергии и все вокруг изменяется, уже не так скучна работа, и все смотрится по иному, есть смысл и цель, но после и это изменяется и ты опять ожидаешь очередной идеи, что бы ее воплотить в жизнь и все начинается с начало.В пятницу намечалась корпоративная вечеринка. Сначала я к ним не могла привыкнуть, иногда они напоминали мне собрания с бокалом шампанского, а после я начала ощущать красота в этом. Что можно сказать на вечеринке, не скажешь в рабочей обстановке. После таких вечеров сотрудники становились мягче, в особенности легче заходить в коллектив новенькому, конкретно им тогда я и была. Я всего страшилась, людей, их взглядов, их должностей и мыслей. Но мой начальник Олег Васильевич, лет за 50 толстый мужик, но живой, разламывал мои стереотипы представления как о начальстве, так и о самой компании. После первого же вечера я сдружилась фактически со всеми, только Ира Петровна очень полная и потная дама из планового отдела разработок и Ира … отчество так и не запомнила, странноватое оно у нее по моему монгольское, она не худенькая, но горбится и по этому припоминает молоденькую старушку. Вот с ними у меня ничего не вышло, они смотрели на меня как на неприятеля, и иногда казалось, что если б рядом никого не было бы то готовы были меня укусить. Вечеринка это отлично, и даже малая цель.

Я шла домой и нюхала прохладный воздух. Он совершенно не похож на летний, не глядя на то, что кругом много машин, но гари не чувствовалось, она леденела. Совершенно по иному чувствовались духи, на морозе они становились гулкими, кто этого не осознавал то так душился, что на улице это воспринималось как узкий и ласковый запах, но стоило их владельцам зайти в помещение, запах начинал таять и преобразовываться в реальную газовую атаку, вот конкретно так и душилась Ира без отчества.В общем денек был красивым. Вечерком я с Верой, моей однокурсницей и ее супругом Игорем сходили в кино на кинофильм «Гладиатор». Я издавна на него желала сходить, но одна страшилась, ведали, что много криви, а я боюсь ее и вот сейчас нам удалось поглядеть его. Игорь как небольшой мальчик после кинофильма пересказывал его добавляя в рассказ сюжета свои высказывания в роде «а он после его… ну и что, на до было… тогда и…, нет он был не прав вот если б… и бух…», забавно было его слушать со стороны, а мне было обидно. Вера пробовала выяснить мое мировоззрение о кинофильме, но я молчала, не могла ничего пока сказать, очень много «но».

Пришла я домой уже поздно, поглядела на часы и ахнула, практически двенадцать ночи, и даже не успела почитать. Я обидно поглядела на книгу, что оставила прямо на подушке, но делать было нечего, завтра рано вставать и много дел, а пара страничек, что я прочитаю только растравят мое любопытство. По этому я убрала ее подальше, что бы она меня не дразнила.Рыбки уже издавна спали, и дремлют ли они вообщем да же знаю, они кажется всегда плавают, вот и на данный момент когда я включила слабенький свет, они как тени скользили посреди растений. Я обожала пить кофе и не принципиально когда, после него я отлично засыпаю. Вскипятила чайник, налила кофе, взяла чашечку и пошла в кровать. Утро было такое же темное как и вчерашнее, мысли так же путались, как буд-то их спугнули и они на данный момент метались ища выход, но сейчас на улице было теплей и по этому я откинула в сторону одеяло. Легкая прохлада задела меня, руки дернулись к одеялу, что бы укрыть себя, но я сознательно задержала их. По телу шли мурашки, они щекотали, хотелось свернуться, либо хотя бы просто пошевелится, но я вытерпела, в этом была своя красота. Выждав минутку я все таки накинула на себя еще теплое одеяло. Можно ли вообщем обрисовать эти чувства когда я укрылась. Я легла на бочек и прижав ладошки к щеке закрыла глаза, было так приятно, что я решила еще несколько минут полежать.

Почему-либо мыслей не было, они улетучились либо испугались этой прохлады, но в голове было чисто, мне не хотелось ни о чем мыслить, хотелось просто полежать. И здесь я опять увидела ту колоритную розовую ленту, в мгле она была одна и конкретно по тому, что была одна, она так ярко светилась. Я постаралась приглядеться к ней, она была далековато и казалась чужой, но в то же время мне казалось, что я ее прекрасно знаю. …Я ощущала ее настроение, ее тепло. В груди как то все заныло, были знакомые чувства, но какие, я не могла припомнить их, но очень знакомы. Лента кружилась как в каком-то танце, она делала круги, отрисовывала спирали, она то ускоряла собственный бег, то как в замедленной съемке повисали в пространстве. Лента так же в один момент пропала как и появилась и все стало очень мрачно, даже казалось, что пропал звук, только гул в ушах выдавал себя в этом мире, а больше ничего не было. Я лежала с закрытыми очами и пробовала мыслить, но ничего не выходило. Я как небольшой котенок который только, что играл с бантиком и в друг его убрали, я озиралась по сторонам ища розовую ленту, но ее нигде не было. Я придавила руку к груди, стараясь сохранить то чувство, что появились минутку вспять. Мне не хотелось открывать глаза, я и так все лицезрела. Жгучая ладонь лежала на груди, она жгла меня, с трудом я начала приходить в себя и обдумывать, что до какой степени жгучая ладонь, она не просто была жаркой она обжигала. Стоило мне поразмыслить об этом слове, как подсознательно я приподняла руку, как буд-то она вправду меня обожгла. Я открыла глаза и с недоумением поглядела на ладонь, потрогала ее ладонь как ладонь, ну может чуток теплее чем обычно.

На последующее утро все повторилось и на последующее снова. Я начала привыкать к розовой ленте, но она меня не подпускала близко, как буд-то страшилась. Стоило мне всматриваться в нее, как она здесь же удалялась, все так же плавненько извиваясь в пространстве. Она меня интриговала, но большей частью не она, а то чувство, что она создавала во мне когда появлялась, и чем поближе она была ко мне тем эти чувства были все сильней. Они были очень знакомы, но я так и не могла разобрать, что же это все-таки за чувства. Едва в субботу, после той корпоративной вечеринки, я лежала днем, я знала, что торопиться некуда, но пробудилась по привычке. Я к тому же не дремала, да и не пробудилась, находилась в каком-то таком состоянии меж сном и реальностью. Мой мозг работал ясно, он мыслил и рассуждал, как буд-то я разговаривала сама с собой. Лента выскользнула из ниоткуда так близко, что я даже ужаснулась. Она оказалась очень широкой, я смогла разглядеть на ней клетки ткани, но в движении они сливались и казалось, что она не просто переливается, а к тому же отражает меня саму. Себя я в ней не лицезрела, едва некий смутный образ, другими словами фигуру, но в ней я выяснила себя, прическу, осанку и даже цвет волос.

Я не знаю, спала ли я в этот момент, но наверняка да, так как мои мысли работали с таковой скоростью, что обрисовать их не могу, очень было много всего. Что такое сон и действительность? Молвят, что сон это продолжение действительности, то о чем ты задумывался оно имеет продолжение в наших снах. Я не знаю так ли это, может быть. Но почему-либо очень нередко во сне происходит то, о чем ты и не задумывался, оно само происходит, то ты герой, то банкир, какое отношение я имею к банкиру, я не люблю этот вид бизнеса. А время от времени я становлюсь в виде обычный дамы которая, что-то делает, какие-то чертежи, а после удирает, мчится на машине, что это? Вроде бы я не пробовала, но ответа на свои сны я не могла отыскать, даже иногда было грустно.Лента продолжала скользить как по экрану, я не поворачивала головы, так как страшилась упустить ее из виду, она сама залетала за меня, а после опять появлялась, то с верху, то с боку, то кое-где вдали, но она всегда была кое-где здесь. В некий момент я увидела, что их уже не одна, а две. Меня это не изумило, но стало трудней глядеть, я уделяла внимание то одной, то другой, но как не удивительно той, что была поближе всего ко мне. Их танец длился все так же медлительно и роскошно, мне хотелось их коснутся, я протянула руку в перед. Ленты взметнулись в верх, и здесь же устремились к моей руке, как буд-то они лицезрели, как буд-то у их были глаза.

Прикосновение прошло не приметным, я ждала чего-то большего, но его не было, но за этим разочарованием через какое-то мгновение я ощутила, что во мне нарастало. Что? Я не могла этого сказать, просто нарастало и все, буд-то в нутрии, что-то росло, я ощущала это, и только от этого чувства мне становилось здорово, захотелось улыбнуться и закричать.А после все пропало, и ленты и мгла, только осталось то внутреннее чувство. Я застыла в надежде, что все возвратится, но прошли секунды, и чернота равномерно сменилась зияющим светом, он не резал глаза, а просто заполнял все вокруг белоснежным светом. А после я ощутила прикосновение. Прикосновение руки. Это было так особенно, так как во сне все происходило по другому, я ни когда не ощущала во ни запахов, ни вкуса, ни прикосновения, но на данный момент оно было. Кто-то лаского коснулся моей спины, и это была ладонь. У меня и без того были закрыты глаза, но я постаралась закрыть их и во сне, и это удалось. Я лицезрела себя со стороны. Я скользила вокруг собственного тела, а за спиной стоял мужик в черном костюмчике, серьезный галстук и часы. Он лаского гладил мою шейку, спину, руки. Рассматривая себя со стороны я ощутила его теплые губки, поцелуи. Мне хотелось растаять.

Сон, он на то и сон, что в нем только я и больше никого, ник то не увидит меня, ни кто не выяснит о чем я думаю, что вижу, что чувствую. От этой только мысли мне стало так расслабленно. Мои руки опустились, плечи ослабели, напряжение пропало, и я растворилась сама внутри себя. Я медлительно крутилась вокруг себя, лица его я не лицезрела, наверняка по тому, что мне было не любопытно это, но я очень верно ощущала его руки, тепло. Мой взгляд скользнул по кругу и возвратился на прежнее место, но на данный момент я ощущала уже другое, он был не один, их было двое и оба в темных костюмчиках, это было удивительно, но конкретно так. На их фоне я смотрелась белоснежной поганкой, только на данный момент я сообразила, что на мне уже нет одежки, не знаю была ли она вообщем, не помню, но на данный момент ее не было. Я смотрела не на их, а на себя, мне стало любопытно свое тело, не ужели оно у меня вот такое. Ход мыслей был прерван, его порвали, прогнали. Снутри все горело, хотелось расплавиться, мне не хотелось не двигаться, вообщем ничего делать. Они это сообразили в ту же секунду как об этом я поразмыслила.

Их было двое, но почему двое? Один целовал меня в губки, и я ему отвечала, он гладил мой животик и я подставляла его ему, другой обымал со спины, и я плотней прижималась к нему, он коснулся моей груди, я ощущала ее. А после. А после мы просто обымались и лобзались, я не смотрела на их, но я лицезрела все, как буд-то я подсматривала сама за собой, а после я направила внимание на то, что как перед камерой красуюсь, делая поворот то одним боком, до другим, то вытягивая руку в верх, то повдоль тела. Я не просто смотрела я к тому же ощущала. А после какой-то из них согнул мои ноги в коленях, приподнял их как буд-то желал коснутся ими моей груди, сел напротив меня, взял мои ноги за ступни поднял из в верх, а после развел их в различные стороны. В некий момент я попробовала сопротивляться, или стыд принудил, или, что-то другое. Их руки были сильными, если вообщем можно сказать, что-то о силе, их руки даже не дрогнули, как буд-то я ничего и не решала. А после возвратилась уверенность и спокойствие. Ведь это сон, а во сне может быть только сон. Мои мускулы ослабели и я снова растворилась внутри себя.

Я смотрела со стороны. Мой полет длился, он то замедлялся то ускорял собственный путь. В нутрии то нарастала животная страсть, то отходила. Мне хотелось досмотреть, но чувства мешали, и в некий момент и растеряла идея. Все потерялось. Все. Голова кружилась, хотелось открыть глаза, но открыв их я опять лицезрела себя, и снова их руки касались меня и опять чувства захватывали меня и опять я проваливалась сама в себя. Это был не танец, и не фантазия, это был сон. В конце концов я увидела ленту, она так стремительно пролетела передомной, что я даже малость ужаснулась и по этому стремительно открыла глаза. Я смотрела на потолок, реснички хлопали не переставая, буд-то мне в глаз попала соринка. Я не понимала, что происходит, и почему я лежу. Пока я собиралась с идеями, все пропало. Вот только, что?… Я так и не могла осознать, что?

Сон имеет странноватые характеристики, пока мы спим, мы все ясно помни, проснувшись, мы тоже помним, но проходит иногда всего пару минут, а иногда и секунд, и все теряется, как буд-то ничего и не было. Странноватое это состояние. Игра разума, плод воображения, либо все это наши выдумки и ничего не было. Но сон был и я его еще какое-то мгновение помнила, но с каждой секундой в памяти стирались очередные моменты. И в конце концов ни чего не осталось, только слабенький образ и то сильное чувство которое я испытала. После я нередко про него задумывалась, но уже добавляя в него свои дополнительные цвета, аспекты, свои пожелания, но чувства остались прежними.

Лена Стриж (5 июня 2005 г.)

[email protected]

пишите буду вам признательна.